2014-10-16

MtBianco-2 :) Монтебьянко-2

Woke up with a start for a couple of hours before the alarm clock. Did not want to sleep perfectly. But wait for trip I was not able also.
- You don't know the road, crazy, - I muttered, struggling with a bout of activity. - It is necessary to wait for the visibility.
Out of the darkness suddenly responded Matteo. As if not sleep at all:
- Is it time to wake up? We leave?
- The Destiny! - I thought. Got out of the sleeping bag, lit a candle. Nothing to do, had to rely on a General theory of rela... ugh! What am I doing?! Rely on the fact that go through the logic. Even in the dark. My buddy had little knowledge about the specific track - only in General terms. The feelings.
Soon Jetboil boiling water, we made tea. He chewed cheese and croissants. Somewhere off the shelf Matteo drew an old journal page, turned it around in the light of the flashlight. Then grunted, satisfied. If found the desired information.
- What is it? - I perked up. - Route description?
- No! This is a page from the early years of the life of Pope Pius the Eleventh. Do you know that our route is called "Pope"?
- What else? - I asked cautiously.
- Because Pius the Eleventh first went on it... even when there was Pius, - Matteo fairly laughed, and when I was a climber. Moreover, it it went down, made a new line from the top down.
Deciding to take one backpack for two, we agreed that up I'll carry it, and already on the way down he will get Matteo. There was only the most necessary things... and a few screws. So, just in case.
Through one hundred and fifty meters of the trail, willnow traverse under rocks, ended. We had to traverse some icy slope with cracks. In the darkness they looked Grand and terrible. As in the Himalayas. Then on the moraine we got about a hundred meters high... and stopped. On the rocks ended in contraction between the rocky side and overhanging seracs. Gets there wanted not completely. So we went down below from thought to go right to the broken glacier. But... it was foolish of me - had to lose a lot of time.
- Think-don't think, but according to the logic goes that you have to climb up to the end moraine, " I said. Rather to himself than di Matteo. And then traverse to the glacier. I feel ponimaesh.
- Well! - he nodded trustingly. - Let's go back upstairs. We just need to pass quickly.
MONTBLANC in sunrise - view from Space. photo of Vitaliy Komarov
My buddy delights incorrigible optimism. Whence it is taken Italians?! Perhaps the sun is to blame. Cheerful Mediterranean sun that even on the spurs of the Alps remains beach. When it was rolled out over us, I felt that the world is beautiful even without any logic. Sometimes feelings. After the path through the dark glacier we were on the crest of the mountain among light and space. Lez at the same time, transferring the rope through the rocky ledges. And where they were not, I had eyes shut, preparing to jump to the other side. The most dangerous was the firn area, with a length of several hundred meters. To the North he went steep surface - to France. It was easy to imagine flying at such a bobsleigh track. Here would be a couple of snow hooks! The screws were useless, not kept in the firn.
However, everything has its charms. In comparison with this piece further distance seemed simple and safe. Wide snow ridge was led away to the East. Matteo showed where he was stabbing the other white field. There was seen a few human figures.
Is the path from Guta from France - he waved his axe. - Soon we will reach the main trail.
So I realized this chic "zamanou". Klassicheskiy route on the Italian side, twisting around Mont Blanc in a spiral. Starting from the South, people are walking around the whole mountain, climbs a wide semicircle to be in the North. And just beating the top, once on the opposite side, you are making the first steps in the direction of the highest point. And the height difference from the position where the machine makes thoughtfully, scratching the back of his head.
After seeing several silhouettes, escaped down, we realized that on this day alone. Expect crowds on the crest of Guta was not. Only the trail wound saving thread, Recalling that we are in one of the most visited mountain areas. Maintaining faith in the Italian sinoptikov winds with clouds, visibility began to deteriorate. It became dark. Tight wet stream was flushed through the crest of Mont Blanc. His breathing settled on clothing, ice axes and ski poles crust of ice.
- You are good, you feel not cold anymore, - smiled Matteo, when we stayed near houses at a height of 4400. - Rush and rush.
- Do You feel good? - I was suspicious. - Legs and fingers feel?
- I am also not cold, - he said. - But you hardened winter expeditions! For you it's really nothing.
I doubt flinched and muttered that the Siberian is not the one who suffers cold, but one who knows how to dress warmly. Frost is impossible to adjust.
So we moved on. In the fog, not seeing anything on the ligamentous cord. If not for the trail carved by thousands of feet, it is the slope and the crest would have seemed dangerous areas. Moreover, when a strong wind. However, to come out of this rut, it was necessary to try very hard. Therefore, it is possible to recognize that no risk was not. Followed only to move his feet towards the highest point.
Guess IT was just to go above was nowhere. The crest of the long stretched, vinataba nerves Matteo. However, it soon became clear that we had come. I stopped, took out his camera and began to shoot the video of the final steps of each other.
- Elena, dear! - shouted Matteo in the camera lens. Sending a kiss to his girlfriend. - This ascent I dedicate to you!
So I was on the Mont Blanc. Europe was wrapped in clouds, the sight from the top was not. To do here there was nothing, so within five minutes we began the descent. Well, at least a partner sometimes I managed rotlicht in thick fog among eddies of snow. Along the slope whirling weather.
Under these conditions the descent was difficult to find a place of sorata on "our" Italian crest. Remembering the basics that drove me father for travel through the taiga, I made a "pre-emptive" zigzag, with the capture of the French side. And soon congratulated himself on the hard firn could see small prints from cats, our traces. Already on them we went down below the line of clouds.
- Take off the backpack, - I said.
- But the agreement was that down would have to carry me, - laughed Matteo. Oh, this radiant optimism! Envy the Italians could only scripnet teeth.
- Now will be the most dangerouse part, - with Russian pessimism I told. - And it will be better if you will go without a purse.
Logic and feelings were against. Here on the slopes we were defenseless - cost of mistakes, and France... waited somewhere a thousand meters below. And I stubbornly clung to the edge of the ledge to jump over the ridge. On the other side.
Therefore, the path of the glacier among the cracks seemed to be a cakewalk. Only Matteo under the backpack hard sighed, peering into the dark abyss. Fatigue was pressing him, hit him suddenly with loss of height. The night he decided not to break the legs on the left side ahead of the darkness. When they reached refuge Gonella we had a long otpevalis, and was wrapped in warm clothes. Microm came another SMS-SC from Artem:
"The next day was heavy snowfall. We had to go down to the second camp. Spent the night, the whole night I did not sleep, afraid of avalanches, because at the same place two years ago, the night he killed 15 people. Finally morning came and it would be down. But all the Sherpas crumple, don't go, wait for someone... Snow in places on the belt, rope is not visible. Like moved first, but go slowly. Well what to do, went forward, and were tracked to the first camp. The Sherpa is catching up, I told him that going forward, he say no, you are good, very strong :) Gee-Gee. In the first set, canadian Joy rode, she thanked me. Came the Greeks, shook his hand and said, the Theme, you do not worry, you have made this mountain like no other this season and even all the Sherpas glad that you got here :)
Three days later, we learned that in the second camp at night under an avalanche killed five people...
Careful out there on the mountain."
But the next day there was plenty of water. The rain has gone. As this Pius the Eleventh went on climbing in the era canvas, hemp' and setsubi cats?! The mystery, which I can only explain by the memories of his youth. Logic dictates that it was, however, feelings are not allow to believe bravery. Now with great gear and clothing we are weatherproof, it is a fact. But twenty years ago?! and even more - one hundred and fifty years!?!
Pleasant service and memories spent our way across the glacier. And it was fun meeting up with friends. When we rain descended to the Parking lot, Dima with Alexander got out of the car with the nice words about the supermarket, about Italian wine and cheese. So we did, got the "Goodies" for little money. I got the usual gallon of milk. To fly on the freeway in Bergamo warm and quiet with taste Parmesan cheese... and memories of climbing Mont Blanc. M-m-m! What could be better?
And in the evening we went to walk around the city. There was silence and darkness. As suddenly struck nine o'clock in the evening - responded to all the churches. Over albino rattled the bell. The streets were rolling bass of copper, and the air rushed, closed walls, unable to escape. If he had been trapped, and now extruded blows. However, the daughter boldly raised his hand, and said:
- The Bells, daddy! - and laughed happily. Like any child, rejoicing in the new entertainment. And I was glad the new ascent. A little scary, a little dangerous, difficult... But in contrast, it is beautiful, fun and bold! Well, when logic and feelings looking in the same direction.
----------------------

----------------------
Проснулся как от толчка - за пару часов до будильника. Спать не хотелось совершенно. Но ждать рассвета - тем более.
- Ты не знаешь дороги, ненормальный, - пробормотал я, борясь с приступом активности. - Надо дождаться видимости.
Из темноты вдруг откликнулся Маттео. Так, словно и не спал вовсе:
- Пора вставать? Выходим?
"Судьба!" - подумалось мне. Я выбрался из спального мешка, зажег свечу. Делать нечего, приходилось рассчитывать на Общую теорию относи... тьфу! О чем это я?! Рассчитывать на то, что пройдем по логике. Даже в темноте. Мой приятель имел слабое представление о конкретной линии пути - лишь в общих чертах. Чувствами.
Вскоре в Джетбойле закипела вода, мы заварили чай. Пожевали сыр и круассаны. Откуда-то с полки Маттео извлек старую страницу журнала, повертел в свете фонарика. Потом хмыкнул, довольный. Словно обнаружил искомую информацию.
- Что там? - я оживился. - Описание маршрута?
- Нет! Это страничка из ранних лет жизни Римского Папы Пия Одиннадцатого. Ты знаешь, что наш маршрут называется "Папским"?
- Это почему еще? - насторожился я.
- Потому что Пий Одиннадцатый первым прошел по нему... еще когда не был Пием, - Маттео довольно засмеялся, - а когда был альпинистом. Причем, он по нему спустился, сделал новую линию сверху вниз.
Решив взять один рюкзак на двоих, мы договорились, что вверх его понесу я, а уже на спуске он достанется Маттео. Там было лишь самое необходимое, мелочи... и несколько ледобуров. Так, на всякий случай.
Через полторы сотни метров тропа, вильнув траверсом под скалами, закончилась. Надо было траверсировать какой-то ледяной склон с трещинами. В темноте они смотрелись грандиозно и жутко. Как в Гималаях. Затем по морене мы набрали около ста метров высоты... и остановились. Дальше камни заканчивались в сужении между скальным бортом и нависающими сераками. Соваться туда не хотелось совершенно. Поэтому мы спустились ниже с мыслью уходить вправо на разорванный ледник. Но... это было глупо - предстояло потерять много времени.
- Думай-не думай, но по логике выходит, что надо подняться до конца морены, - задумчиво сказал я. Скорей сам себе, чем Маттео. - И уже потом траверсировать на ледник. Я так чувствую, панимаэш.
- Хорошо! - доверчиво кивнул он. - Вернемся наверх. Только надо будет проходить быстро.
В моем приятеле восхищает неисправимый оптимизм. Откуда он берется в Итальянцах?! Наверное, солнце всему виной. Веселое средиземноморское солнце, которое даже на отрогах Альп остается пляжным. Когда оно выкатилось над нами, я почувствовал, что мир прекрасен даже без всякой логики. Иногда достаточно чувств. После пути по темному леднику мы оказались на гребне горы среди света и простора. Лезли одновременно, перекидывая веревку через скальные выступы. А там, где их не было, мне приходилось, зажмурив глаза, готовиться к прыжку на другую сторону. Самым опасным был фирновый участок, протяженностью около сотни метров. На север он уходил крутой гладью - во Францию. Легко было представить полет по такой бобслейной трассе. Здесь бы парочку снежных крючьев! Ледобуры оказались бесполезны, не держались в фирне.
Однако, все на свете имеет свои прелести. В сравнении с этим куском дальнейший путь показался простым и безопасным. Широкий снежный гребень уводил на восток. Маттео показал туда, где он втыкался в другие белые поля. Там виднелось  несколько фигурок людей.
- Это путь от Гютэ, из Франции, - махнул он ледорубом. - Скоро мы выйдем на основную тропу.
Таким образом я понял эту шикарную "замануху". Классичесский маршрут с Итальянской стороны закручивался вокруг Монблана по спирали. Начав с юга, человек огибает всю гору, лезет широким полукругом, чтобы оказаться на севере. И лишь обойдя вершину, оказавшись на противоположной стороне, ты делаешь первые шаги, собственно, в направлении высшей точки. И перепад высоты от места, где осталась машина, заставляет задумчиво чесать затылок.
Проводив взглядом несколько силуэтов, убежавших вниз, мы поняли, что в этот день остались одни. Ожидаемых толп на гребне Гютэ не было. Лишь тропа вилась спасительной нитью, напоминая о том, что мы находимся в одном из самых посещаемых горных районов. Поддерживая веру в итальянских сииноптиков налетел ветер с облаками, видимость начала ухудшаться. Стало темно. Плотный влажный поток перехлестывал через гребень Монблана. Его дыхание оседало на одежде, ледорубах и лыжных палках коркой льда.
- Тебе хорошо, ты не мерзнешь, - улыбнулся Маттео, когда мы задержались возле домиков на высоте 4400. - Прешь и прешь.
- Ты себя хорошо чувствуешь? - я насторожился. - Ноги и пальцы чувствуешь?
- Мне тоже не холодно, - кивнул он. - Но ты закален зимними восьмитысячниками! Для тебя это вообще пустяк.
Я с сомнением поежился, и пробормотал, что сибиряк не тот, кто терпит холод, а тот, кто умеет тепло одеваться. К морозу привыкнуть невозможно.
Так мы и двигались дальше. В тумане, не видя ничего дальше связочной веревки. Если бы не тропа, выбитая тысячами ног, то это склон и гребень показались бы опасными участками. Тем более, при сильном ветре. Однако, чтобы выпасть из такой колеи, следовало очень постараться. Поэтому, можно признать, что никакого риска не было. Следовало лишь передвигать ноги по направлению к высшей точке.
Угадать, что это ОНА, было просто - идти выше стало некуда. Гребень долго тянулся, выматывая нервы Маттео. Однако, вскоре стало ясно, что мы пришли. Я остановился, достал фотоаппарат, и принялся снимать на видео заключительные шаги друга.
- Елена, дорогая! - крикнул Маттео в объектив камеры. Послав поцелуй своей девушке. - Это восхождение я посвящаю тебе!
Вот так я и оказался на Монблане. Европа куталась в облака, видимости с вершины не было. Делать здесь было нечего, поэтому, уже через пять минут мы начали спуск. Хорошо, хоть напарника иногда удавалось различть в густом тумане среди вихрей снега. Вдоль склона крутило поземку.
В таких условиях на спуске оказалось сложно найти место сворота на "наш" итальянский гребень. Вспомнив азы, что вбивал мне в голову отец при путешествиях по тайге, я сделал "упреждающий" зигзаг, с захватом французской стороны. И вскоре поздравил себя - на жестком фирне удалось разглядеть мелкие отпечатки от кошек, наши следы. Уже по ним мы спустились ниже линии облачности.
- Снимай рюкзак, - сказал я.
- Но договор был, что вниз придется нести мне, - рассмеялся Маттео. Ох уж этот лучезарный оптимизм! От зависти к итальянцам можно было только скрипнуть зубами.
- Сейчас будет самый сложный участок, - с русским пессимизмом процедил я. - И лучше будет, если ты пойдешь без баула.
Логика и чувства были против. Здесь на склоне мы были беззащитны - стоило ошибиться, и... Франция ждала где-то тысячью метрами ниже. И я упрямо жался к краю карниза, чтобы в случае чего прыгнуть через гребень. На другую сторону.
Поэтому путь по леднику среди трещин показался легкой прогулкой. Лишь Маттео под рюкзаком тяжело вздыхал, вглядываясь в темную бездну. Усталость давила на него, накатила внезапно с потерей высоты. Ночевать решили здесь, чтобы не ломать ноги по моренам в преддверии темноты. Добравшись до рефьюджа Гонелло мы долго отпивались, и кутались в теплые вещи. Вечром пришла еще одна СМС-ка от Артема:
"На след день был сильный снегопад. Мы успели спуститься до второго лагеря. Ночевали, я всю ночь не спал, боялся лавины, т.к. на этом же месте два года назад ночью завалило 15 человек. Наконец утро, собрались и надо бы вниз. Но все шерпы мнутся, не идут, ждут кого-то… Снега местами по пояс, веревок не видно. Вроде тронулись первые, но идут нехотя. Ну что делать, пошел вперед, тропил до первого лагеря. Шерп догоняет, я ему, что пойдешь вперед, он мол нет, ты и так хорошо идешь, очень сильный :) Гы-гы. В первом сели, канадка Joy прискакала, благодарила. Подошел Греков, пожал руку и сказал, Тема, ты не расстраивайся, ты сделал эту гору, как никто другой в этом сезоне и даже все шерпы рады, что ты здесь оказался :)
А через три дня мы узнали, что во втором лагере ночью под лавиной погибли пять человек…
Аккуратней там на Монблане!"
Зато на следующий день воды было много. Пошел дождь. Как этот Пий Одиннадцатый ходил на восхождения в эпоху брезента, пеньки' и шестизубых кошек?! Загадка, которую я могу объяснить лишь воспоминаниями своей юности. Логика подсказывает, что так и было, однако, чувства не позволяют верить лихости. Нынче с великолепным снаряжением и одеждой мы всепогодны, это факт. Но двадцать лет назад?! а тем более - полторы сотни лет!?!
Приятные ощущения одежды и воспоминаний скоротали наш путь по леднику. И уж совсем веселой оказалась встреча с друзьями. Когда мы под дождем спустились к паркингу, Дима с Александром вышли из машины с приятными словами о супермаркете, о итальянском вине и сыре. Именно так мы и поступили, набрали "вкусняшек" за небольшие деньги. Мне достался привычный литр молока. Лететь по по автостраде в Бергамо в тепле и покое со вкусом пармезана... и воспоминаниями о восхождении на Монблан. М-м-м! Что может быть лучше?
А вечером мы отправились прогуляться по городу. Царила тишь и тьма. Как вдруг пробило девять часов вечера - откликнулись все церкви. Над Альбино гремели колокола. По улицам раскатывались басы меди, и воздух метался, замкнутый стенами, не находя выхода. Словно его загнали в ловушку, и теперь прессовали ударами. Однако, дочка смело подняла руку, и сказала:
- Колокола, папа! - и засмеялась счастливо. Как всякий ребенок, радуясь новому развлечению. Так и я был рад новому восхождению. Немножко страшно, слегка опасно, достаточно трудно... Но в противовес - красиво, весело и смело! Хорошо, когда логика и чувства смотрят в одном направлении.


  • copyright © http://urubko.blogspot.com/