2015-08-31

Ethical realism. Этический реализм.

Thoughts mingled. How can the wind with fog. Some climbers suffer moral issues that you can not conquer the mountain, you cannot put themselves above nature. Like, we're just grains of sand on the palm of fate.
- What's the difference? - I said aloud, catching his partner. The surprise turned in my direction. The altitude sickness?
Long ago tired of the mystical insinuations "only the mountain decides", "nothing depends on us"... You call it whatever you want, buddy, though the conquest of the mountain, though the conquest of himself. Important two circumstances - to be on the top and back down. But it entirely depends on the person.
We descended from the Saddle. I had difficulty remembering familiar shape of the slope. In the fog all became indistinct, distorted. Only the "Oblique" tied to reality. In search of the missing pole we moved on the slope of Elbrus. But ran into bad weather, everything was shrouded in fog. And so to look for something to no avail. Ourselves would not get lost!
Were met by several groups. Asked "are you with heights?", "went to the mountain?" Talking with a friend the Spaniard, found that acclimatize he's not going.
- We have a ticket for the day after tomorrow! happily he said. - Today will Get Mount and quickly down.
On my comment about the risk he glanced back in the direction of clients. And quickly hushed conversation, said goodbye. Well! If not to stray from the trail, there is a chance to the top. Not dropping out of the ruts get to the Point, will win her or yourself, and come back down. But if you accidentally lose the direction, taking a step left or right, then... so help you Fortune!
Just so happened a few days ago with a Russian guy. Having lost the trail, unable to withdraw from the hell of snow three poles, he long went down somewhere. Once in the evening on the ice discharges stopped. In the improved visibility of the mountain climber made a photograph of the neighborhood, and sent by mobile communication Prielbrusye rescuers. Local calculated, where dwelt the "client", did a photo of slope by the camera with a strong resolution, closer... yeah! And sent to the aid a helicopter. He was lucky. And three poles - no.
The rescue people are patient and generous. I would call them Ethical realists. Too much on their eyes made mistakes, too well understood the difference between life and death. And all the while having to make important decisions, which determine someone's fate. You have to take responsibility. Therefore, their houses near the "Refuge of the Eleven" us welcome and realistic met Ibrahim and Shamil.
- Give water to drink, so you live will remain here, - they joked about "bystanders". - What to do with you! Feel yourselves as at home.
Were on duty all night, heated the water for us. Ibrahim fed before our exit for Search. Similary met backout of the fog and wind. Hot tea, sandwiches and sweets. Asked: "found?", "more tea?" Now at home, I remember with gratitude philosophical troubles guardians, but then the feeling was much worse. Thrown "in there-don't-know-where" in the most unfortunate circumstances, the world seemed in a mourning border. And I was spread on it a layer of acclimatization.
The helicopter lowered two bodies circled in search of. Flew to Sochi in other cases. Chances were few, but the commander of rescuers Albert Khadjiyev ordered output. The guys Packed backpacks, I also dominosa with them. From somewhere far away tore the phones of the relatives of the victims, their friends. Distracted from the case by turmoil and confusion. All climbing Poland reared. As many times before!
The rope creaked cable car, the cabin rocked and hummed with the passage of the supports. First up. The next day Back down. DEJAVU!
- Problems arise from survivor! - I said to Adey, head of search and rescue team. - Father-mother, an insurance company, you work, risk... But is nothing for dead persons.
- Do you trust  in God? - squinting because wiperaser aquiline nose, he asked. Already knowing the answer. - No? Allah is great, he will forgive a lot, but there is a responsibility to every person. You saw how the guys dragged the girl to the Saddle? It was correctly!
In the morning at the height of 5300 we found osibisa address voshotitelno. The girl was good, disciplined were sniffling on the icy wind and smiled no matter what. Next bustled the man in the red jacket, voluntarily gave her up for heating of the victim, reported that tied the splint to the fracture.
- What's your name?
- Vasily. From Vologda... went to summit.
- With her? I nodded at fluffy eyelashes. No?! And what then?
- Well... should help, - he shrugged. - The girl got a problem!
So he went down with four rescuers, without summit. The guys dragged the girl by "Slanting". Where it dragged on the back, somewhere she managed to jump on one foot. Meanwhile Adey, Azamat and I'm wary rushed to the North side of Elbrus.
- There's the point! And there's another! - we rushed from side to side by a lighted surface of the snow. Right... Wait! Look in the crack, Denis.
Here on the North side of the mountain there was a feeling scattered by the explosion Museum in mountain climbing history of mount Elbrus. A bunch of blown away by the wind mittens all generations, caps, covers, broken cameras, old backpacks, ski poles, thermos. Debris of all kinds. There was something from the dead poles.
- Wait! Appear to have found. Something here, - Adey stopped. Then poking around in the snow. - No! Just the frozen stone. Let's go.
In General, the body of the third member of the band we did not find. The vastness of Elbrus was plunged into despair, you can go anywhere! From Tyrnyauz to Pyatigorsk - up to the blue horizon. Stared from the bottom to the faults of the vertex of the dome, where the Guide get frost. Had a look a line of descent staying on the slope one of the participant. And went home.
- Do you know why I moved ahead? - grinned adei ad in the evening over a glass of vodka. - More than you wanted to work? No.
- You can change a few times... - I stubbornly blustery. - Why?!
Gray rescuer began to bend fingers:
- Because five children are waiting, because there is a crack, because you're the second with the ice-axe went to the detention, and because the last Azamat hooks on the belt were in a backpack and medical-kit was.
- And a new home need to finish, - by Balkarian "Sambo" leaned from side Arthur.
I always liked this work. When you are insured even in case of errors. Knowing, believing that everything will work out, prepare for the worst eventuality. Since "all" the concept well or really loose. And you can make mistakes in any simple place. But if you're at ten times the safe side, not believing neither in God nor in hell, and even if you're wrong - it will not be a tragedy. Not for you! you already all the same, man without acclimatization or crack. But if you do everything correctly - going back home. Even without "made mountain". And your parents, children and wife gently chided for wasting time in vain and money.
- Come on, will Cheget show for you, - Ruslan slammed the car door. His mother sells there for tourists mittens and socks from local wool. And my wife, Olga, rolling around once ski, asked to bring mittens. For herself and daughter. And so I did not trade.
- How are you the mother looks like, buddy! - I grinned. And appearance, and the fact that for friends all try to give a gift.
- Come on, Dennis, - with dignity suspended Ruslan. - Here in the mountains it should be. I have a father Swan, you know. Under the Ushba grew.
- Under The Ushba! - I admired. - And you're on top was?
- Not yet. But I will be. Certinelly at once.
Three survivors of the poles had to throw at him. When we were running around the slopes of mount Elbrus, Ruslan bothered moving to another hotel, suggested to eat, helped to find a price and place. Brought to the cableway forgotten in a hurry-tying with rope.
In late Sunday night arived and Boss of rescuers Albert. Dumped household chores, stopping by to wish you a good way to discuss plans. We exchanged photos and videos. I admiringly looked at the work of rescuers at a height of 5250 feet. How it looked at the computer screen! Ethical realism in action. But because no anyone else becides them.
- And that was it. Cool looks? Yes. But most of all we rejoice when there is no work, - philosophically Albert grinned. - Mayberry in the MCS. So, on the mountain is all right everything.
Sometimes I look at the documents, that took from one of the victims. Decided not to send through different hands, give to trusted people in Poland. Look, and before the mind's eye plaques arise in the gorge Tuyuksu. As I walked there, reading the familiar names, names of friends. And thought - I won't be here! Many people thought same... and on Elbrus.
You need to think also, please leave a right for mistake. Let in the office of the Elbrus Search and Rescue Team reigns peace and quiet but the grace of God.
-------------------------------
VIDEO
and official report http://07.mchs.gov.ru/operationalpage/operational/item/3047257/
-------------------------------
Мысли мешались. Как ветер с туманом. Некоторые альпинисты мучаются моральными вопросами, что нельзя покорить гору, нельзя ставить себя над природой. Мол, мы всего лишь песчинки на ладони судьбы.
- Какая разница? - сказал я вслух, зацепив напарника. Тот удивленно обернулся в мою сторону. Горняшка?
Давно надоели мистические инсинуации "только гора решает", "от нас ничего не зависит"...  Ты назови как хочешь, дружище, хоть покорением горы, хоть покорением самого себя. Важны два обстоятельства - быть на вершине и вернуться вниз. А это целиком и полностью зависит от человека.
Мы спускались с Седла. Я с трудом вспоминал знакомые очертания склона. В тумане все скрадывалось, искажалось. Лишь тропа по "Косой" привязывала к реальности. В поисках пропавшего поляка мы выдвинулись на склон Эльбруса. Но налетела непогода, все окуталось туманом. И поэтому искать что-то было бесполезно. Самим бы не потеряться!
Навстречу попались несколько групп. Спрашивали "вы с вершины?", "сходили на гору?" Разговорившись со знакомым испанцем, выяснил, что акклиматизироваться он не собирается.
- У нас билет на послезавтра! - радостно сообщил он. - Сегодня сделаем Гору и быстро-быстро вниз.
На мое замечание о риске он оглянулся в сторону своих клиентов. И быстро-быстро замял разговор, попрощался. Что ж! Если не сбиться с тропы, то есть шанс на вершину. Не выпадая из колеи дойдешь до Точки, покоришь ее или себя, и вернешься вниз. Но если случайно потеряешь направление, сделав шаг вправо-влево, тогда... да поможет тебе Случай!
Именно так произошло несколько дней назад с российским парнем. Потеряв тропу, не в силах вывести из снежного ада тройку поляков, он долго шел куда-то вниз. Оказавшись вечером на ледовых сбросах, остановился. В улучшившейся видимости восходитель сделал фотографию окрестностей, и отослал по мобильной связи Приэльбрусским спасателям. Местные вычислили, где засел "клиент", сфотографровали место на камеру с сильным разрешением, приблизили... ага! И выслали на помощь вертолет. Ему посчастливилось. А троим полякам - нет.
Спасатели народ терпеливый и великодушный. Я бы назвал их Этическими реалистами. Слишком много на их глазах совершено ошибок, слишком хорошо понятна разница между жизнью и смертью. И все время приходится принимать важные решения, от которых зависит чья-то судьба. Приходится брать на себя ответственность. Поэтому на своих домиках возле Приюта Одиннадцати нас радушно и реалистично встретили Ибрагим и Шамиль.
- Дашь воды напиться, так вы жить останетесь, - шутили они о "прохожих". - Что с вами делать! Располагайтесь.
Всю ночь дежурили, грели воду для нас. Ибрагим накормил перед выходом на Поисковку. Так же и встретил из тумана и ветра обратно. Горячим чаем, бутербродами и сладостями. Спрашивали мало: "нашли?", "еще чаю?" Теперь дома я с благодарностью вспоминаю философские хлопоты опекунов, но тогда ощущение было гораздо острей. Закинутому "туда-не-знаю-куда" в самых печальных обстоятельствах, мир представлялся мне в траурной каемке. И я был размазан по нему слоем акклиматизации.
Вертолет спустил два тела, покружил в поисках. Улетел в Сочи по другим делам. Шансов было мало, но командир спасателей Альберт Хаджиев отдал распоряжение о выходе. Ребята упаковали рюкзаки, я тоже докинулся с ними. Откуда-то издалека разрывали телефоны родственники погибших, их друзья. Отвлекали от дела суматохой и растерянностью. Вся альпинистская Польша встала на дыбы. В который раз!
Поскрипывал трос канатной дороги, кабинка качалась и гудела при прохождении опор. Сначала Туда, вверх. На следующий день Обратно, вниз. Дежавю!
- Проблемы возникают у оставшихся в живых! - сказал я Адею, руководителю поисково-спасательной группы. - Папа-мама, страховые компании, вам работать, рисковать... А мертвым все до лампочки.
- Ты верующий человек? - прищурившись из-за выпиравшего орлиного носа, спросил он. Уже зная ответ. - Нет? Аллах велик, простит много, но ответственность есть у каждого человека. Ты видел, как ребята потащили девчонку с Седла? Вот то-то!
Утром на высоте 5300 мы нашли ошибшуюся адресом восходительницу. Девчушка была хороша, дисциплинированно шмыгала носом на ледяном ветру и улыбалась несмотря ни на что. Рядом суетился парень в красной пуховке, добровольно отдал ее на обогрев пострадавшей, доложил что привязал шину на перелом.
- Тебя как зовут?
- Василий. Из Вологды... на гору шел.
- С ней? - я кивнул на пушистые ресницы. - Нет?! А чего тогда?
- Ну... помочь надо, - пожал он плечами. - Человеку же плохо!
Так он и ушел вниз с четырьмя спасателями, без вершины. Ребята поволокли девчонку по "Косой". Где волоком, где на спине, где-то она сама умудрилась прыгать на одной ноге. Тем временем Адей, Азамат и я насторожено ринулись на Северную сторону Эльбруса.
- Вон точка! А там другая! - кидались мы из стороны в сторону по светящейся глади снега. - Подходи... Постой! Загляни в трещину, Денис.
Здесь на Северной стороне горы возникло ощущение раскинутого взрывом музея альпинистской истории Эльбруса. Куча сдутых ветром варежек всех поколений, кепки, чехлы, осколки фотоаппаратов, древние рюкзаки, лыжные палки, термоса. Мусор всех мастей. Что-то было и от погибших поляков.
- Постой! Кажись, нашли. Что-то есть, - останавливался Адей. Потом ковырялся в снегу: - Нет! Не то. Камень вмерзший. Погнали дальше.
В общем, тела третьего участника группы мы так и не нашли. Необъятность Эльбруса ввергала в отчаяние, здесь можно уйти куда угодно! От Тырнауза до Пятигорска - до самого синего горизонта. Поглазели снизу на разломы вершинного купола, где замерз руководитель. Провели взглядом линию спуска остановившегося на склоне участника. И отправились восвояси.
- Ты знаешь, почему я двигался первым? - усмехнулся Адей вечером над рюмкой водки. - Думаешь, больше тебя работать хотел? Не-ет.
- Предлагал тебе поменяться несколько раз... - я упрямо набычился. - А почему?!
Седой спасатель начал загибать пальцы:
- Потому что пятеро детей ждут, потому что там трещины, потому что ты вторым с ледорубом шел на задержании, и потому что у замыкающего Азамата крючья на поясе были, и в рюкзаке аптека лежала.
- А еще ему новый дом достроить надо, - по-балкарски "самбо" наклонился с боку Артур.
Мне всегда нравилась такая работа. Когда ты застрахован даже на случай ошибки. Зная, веря что всё получится, готовишься к самому плохому развитию событий. Так как "всё" понятие ну о-о-очень растяжимое. И ошибиться можно в любом простом месте. Но если ты на десять раз перестрахуешься, не веря ни в Бога ни в чёрта, и даже если ты ошибся - это не станет трагедией. Не для тебя! тебе уже все равно, приятель без акклиматизации или в трещине. Но если ты сделаешь все грамотно - вернешься домой. Пусть и без "сделал гору". И родители твои, дети и жена слегка пожурят за потраченые зря время и деньги.
- Поехали, Чегет покажу, - Руслан хлопнул дверцей машины. Его мама продает там туристам рукавицы и носки из местной шерсти. А моя жена Ольга, катавшаяся когда-то на лыжах, попросила привезти варежки. Для себя и дочки. И поэтому я не торговался.
- Как ты на мать похож, дружище! - усмехался я. - И внешностью, и тем что для друзей все отдать даром стараешься.
- Прекращай, Денис, - с достоинством отстранялся Руслан. - Здесь в горах так должно быть. А у меня отец Сван, ты знаешь. Под Ушбой росли.
- Под Ушбой! - я восхитился. - А ты на вершине был?
- Пока нет. Но буду. Обязательно буду.
Троих оставшихся в живых поляков пришлось бросить на него. Когда мы бегали по склонам Эльбруса, то Руслан озаботился переездом в другую гостиницу, покормил, помог найти цену и место. Привез к канатке забытую в спешке обвязку с веревкой.
Уже поздно воскресным вечером на службу приехал и Альберт. Бросил домашние дела, заглянул пожелать хорошей дороги, обсудить планы. Мы обменялись фотографиями и видео. Я с восхищением поглядел на работу спасателей на высоте 5250 метров. Как это жутко выглядело в экране компьютера! Этический реализм в действии. А потому что кроме них - некому.
- Вот так все и было. Круто выглядит? Да. Однако, больше всего мы радуемся, когда работы нет, - философски усмехнулся Альберт. - Тишь да гладь в МЧС. Значит, на горЕ все в порядке.
Иногда я гляжу на документы, что прихватил из вещей одного из погибших. Не решился отправлять через посторонние руки, передам доверенным людям в Польше. Смотрю, и перед мысленным взором возникают мемориальные таблички в ущелье Туюксу. Как я ходил там, читая знакомые фамилии, имена друзей. И думал - меня здесь не будет! Многие так думали... и на Эльбрусе.
Думайте и вы, пожалуйста, оставляйте себе право на ошибку. Пусть в офисе Эльбрусского Поисково-Спасательного Отряда царит тишь да гладь да Божья благодать.

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/